ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА

ПОРТРЕТЫ НА ЗАКАЗ

НОВОСТИ

ПЛАКАТЫ ЦИРКОВЫЕ
ТЕАТРАЛЬНЫЕ... 1966-1972


РАННИЙ
СОВЕТСКИЙ
АВАНГАРД
60-е годы.
ЖИВОПИСЬ


АВАНГАРД
80-е годы.
ЖИВОПИСЬ


АКВАРЕЛЬ
90-е годы


ЖИВОПИСЬ
1960-2005 годы


ГРАФИКА

НОВЫЕ РАБОТЫ
с 2005 года


НОВЫЕ РАБОТЫ
с 2010 года


НОВЫЕ РАБОТЫ
с 2015 года


ПОЭМА О ЛЕТЕ

СУСАННА И СТАРЦЫ.
ПОЭМА (ЖИВОПИСЬ)


ВЫСТАВКИ Н.ЛАРСКОГО

КНИГИ, АЛЬБОМЫ С РЕПРОДУКЦИЯМИ
О ТВОРЧЕСТВЕ Н.ЛАРСКОГО


СТАТЬИ О ТВОРЧЕСТВЕ
Н.ЛАРСКОГО


О ХУДОЖНИКЕ

ГОСТЕВАЯ КНИГА

персональный сайт

Ларский Николай

Larsky Nikolai

статьи о творчестве Н. Ларского                     
articles about the work of N. Larsky
Статья опубликована на сайтах www.klauzura.ru и www.proza.ru

Лучистая очевидность. Н. Ларский

О "лучизме" в акварельных импровизациях Заслуженного художника РФ Николая Ларского.

Знаю, что не вписываюсь в каноны общепринятых искусствоведческих рецензий и отзывов. Тем более, что речь идет о творчестве профессионального художника, признанного и чтимого Мастера. И все же хочу высказаться. Просто, как зритель, которому увиденные произведения своей многоцветностью принесли настоящую радость.
Ведь живопись прежде всего адресована нам, тем, чьи глаза, соприкасаясь с полотном, видят мир, сообразуясь с теми ассоциациями, которые вызваны изображенным художником живописным действом. Помните, как у профессора И.Ильина об этом:
«Служение художника, который искусство творит и создает для того, чтобы вовлечь и нас в сослужение с собою. Радость художника, создающего и, вот, создавшего в своем произведении новый способ жизни, и подарившего нам, созерцающим, эту незаслуженную радость... Понимают ли это люди? Помнят ли ныне об этом народы, мятущиеся и соблазняемые в духовной смуте? Знают ли они вообще, что такое служение и радость?»
http://www.paraklit.ru/aktual/I.Iljin-Iskusstvo.htm
Очень актуально звучат сегодня эти вопросы.

А в данном случае я ауру такой радости ощутила всей своей сущностью. Речь пойдет о "лучизме" в акварельных импровизациях известного художника Николая Ларского. Осознаю, что вряд ли именно этот Мастер нуждается еще в одной хвалебной рецензии искусствоведа. Но поскольку я им не являюсь, думаю, небезынтересно даже мне самой разобраться в тех впечатлениях, которые произвела на меня эта серия акварелей.

Важно ответить на вопрос: почему легкая и воздушная, как дуновение ветра, неуловимая, как мотылек, акварельная техника, «разливанность» ( как я ее обозначила) света и цвета на Ларских картинах волнует так, как если бы погружаешься в сказочный мир доселе неизвестного, загадочного, и вместе с тем, живого бытия?

Да, у Ларского в акварелях присутствует богатая сочная цветовая палитра. Она живет своей притягательностью необузданного буйства красок и оттенков. Игра цветовых, особенно, солнечных бликов на отдельных полотнах волшебным образом передает тончайшие световые эффекты. Цвет представлен в игре оттенков от яркого к прозрачно-белому.
Кстати, прозрачность, ажурность, переливание одной теплой краски в другую и создают ту самую, упомянутую мной «разливанность» цвета, рождающую радостное восприятие картины.

Как мало сегодня в жизни радости. Мы разучились радоваться, не ищем ее в буднях, в повседневности. А ведь по Ильину «она родится из страдания и одоления. Не из скуки, требующей развлечения; не из пустой души, не знающей, чем заполнить свою пустоту; не из утомления и переутомления, требующего все новых раздражений и небывалой остроты. Современное человечество, и в своей массе, и в своей «элите», умеет только переутомляться, скучать и томиться от внутренней пустоты». ( См.: И. Ильин. Что такое искусство? Там же).

Живопись Ларского стремится нарушить «скуку» бытия, напомнить нам о многоцветье жизни, отодвигающем ее унынье красочным миром изображаемой гармонии, неизведанной красоты. Присутствующий в полотнах душевный нерв, поющая цветовая гамма – это свидетельство не только вдохновенной целомудренной кисти художника, но и экстраполяция красоты жизненного мгновения на нашу повседневность.
Предвижу возражения обывательского, не искушенного в живописи, взгляда: мол, нет ничего особенного, в этих цветастых, пусть и роскошных линиях, названных лучами, все сродни примитиву… просто очень.

Так в этой простоте и заключена гениальность. Вы когда-нибудь наблюдали переливающиеся светом снежинки на солнце? А лучи закатного солнца, падающие на озерную гладь? А замечали грань света и тени на кустах с прыгающими на них солнечными зайчиками? А волшебные переливы красок на мыльных пузырях?
Так вот,- все это изображено в акварелях художника. Его главная заслуга в том, что он, казалось бы, в хаосе свечения безошибочно выхватывает аккумулирующие в себе свет линии и сгустки красок, которые на полотне у нас ассоциируются то ли с химерами, то ли из вполне знакомыми образами того, что мы видели, ощущали или осязали на самом деле.

И вот теперь я думаю: что важнее в живописи: созерцание натурализма, красивости или взгляд на то, что возбуждает воображение, причем, не раз и не два, а каждый раз, соизмеряясь с настроением, сиюминутным восприятием написанного?
Любоваться образом, пейзажем, - доступно в реальности, а попробовать разгадать таинство творческого наития художника, проникнуть, осознать «искру его Божества» ( Шиллер), намного духовно ценнее. Ибо это постижение сродни сотворчеству, «небесной совлеченности», как раз и рождающим радость от увиденного.

Как-то я написала о художниках:
«А он узрел в обыденном
все то, что спит давно:
такое не увиденное.
Тебе не суждено
так сразу выхватить красы звено.
Оно напоминает, что в жизни обиходной
творцами могут стать лишь те,
кому на красоту везло,
кто в ней не только разбирается,
но и купается душой давно».

Этим отзывом на поразивший меня художественный акварельный почерк Ларского я, видимо, вторгаюсь в клановый мир московской художественной тусовки, где приняты свои устои и «заказы». Я же человек из свободного духопроявления и никогда не стану писать из меркантильного услужения, заискивания и лести. Мне важны радость и красота искусства. Как художнику необходимо озарение, открывающееся в минуты вдохновения, так и мне, зрителю, нужно это состояние радости, духовной очевидности прекрасного.

Считаю, что в этой серии акварелей Н.Ларский «явил себя», выписал себя лучевыми линиями, цветовой гаммой художественных образов.

Кстати, опять уместны слова И.Ильина:
«Спросите художника, – что это такое он создал? И он ответит вам строго и холодно: «смотрите», или: «слушайте». Ибо он создал свое создание для того, чтобы им сказать, в него уложить, за ним скрыть и через него явить свое Главное. Вы видели и слышали его создание? И после этого еще спрашиваете? Значит, тайна воплощения или прорекания не состоялась: это или неудача художника, или неумение слушателя, или то и другое сразу. Но не ждите же от художника, чтобы он стал рассказывать вам на языке постыло-обыденных, рассудочно-затертых слов то, чему вы не сумели внять в прорекшихся глаголах его искусства».
(Иван Ильин «Im Werden Verlag». Некоммерческое электронное издание. Мюнхен. 2006. http://www.imwerden.de/ ).

Лучезарные акварели художника – это парадная риза его души, вложенная в игру света и теней, балет красок, кто-то из посетителей даже сравнил с симфонией красок. Это ничто иное, как прописанная кистью тайна незримого, не увиденного обычным взглядом.

Я не касаюсь профессиональной техники художника, ибо для зрителя она не существенна. «Ни в коем случае зритель не должен видеть, в каких муках, с каким трудом давался художнику каждый штрих, каждый мазок кистью. Этого знать и видеть ему не надо. Его, зрителя, дело – ощутить лёгкость и радость бытия" (Виктор Герасин. Здравствуй, это я! Рассказ. http://lit.lib.ru/g/gerasin_w_i/text_0010.shtml ) Цветной «целящий» «помысел» о мире, представленный Н.Ларским в своих акварелях, смело привнесен в наши зрительские души, и он, хотим мы того или нет, заставляет нас жить им, этим красочным миром.

Возможно, профессиональные критики, как их назвал И.Ильин, эти «регистраторы схем и деталей», найдут какие-то недочеты в рассматриваемых акварелях, но моя зрительская радость будет всячески этому противиться, ибо она вызвана органикой, естественностью неестественного, того, что за кадром нашего видения, но существующего вопреки всему.

Я верю, что всякий зритель, не страдающий духовным дальтонизмом, преодолеет «эстетический большевизм» ( И.Ильин) в оценке этих акварельных полотен и возрадуется свету, цвету, красочности и буйству прекрасных запечатленных художником мгновений бытия.

Искусством цвета озабоченный
родил художник свою вотчину.
За Божее высокое дарение
свое благодарение
на полотне изобразить стремился.
Во все века святое озарение
рождало Истину творения,
как норму Мастерства!

СВЕТЛАНА ДЕМЧЕНКО

© Н. Ларский. 2006-2016